Юридическое бюро ЮРМАКСИМУМ

Гражданское дело № 2-7097/2019 (29)

Мотивированное решение изготовлено 31.12.2019

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

25 декабря 2019 года г. Екатеринбург

Ленинский районный суд г. Екатеринбурга в составе председательствующего судьи Тяжовой Т.А., при секретаре Степановой Е.А., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Карачаровой М. С. к акционерному обществу «НПФ «Будущее» о признании договора об обязательном пенсионном страховании недействительным, возложении обязанности,

установил:

истец обратилась в суд с иском к ответчику, просила признать договор об обязательством пенсионном страховании, заключенный между истцом и ответчиком 31.12.2016, недействительным, обязать ответчика прекратить незаконную обработку персональных данных истца, передать в Пенсионный фонд Российской Федерации средства пенсионных накоплений, учтенные в специальной части индивидуального лицевого счета Карачаровой М.С., в размере 69384 рубля 53 копейки, утерянный при досрочном незаконном переводе пенсионных накоплений инвестиционный доход, неполученный в Пенсионный фонд Российской Федерации, в размере 17667 рублей 17 копеек, проценты за неправомерное пользование средствами пенсионных накоплений в сумме 12483 рубля 99 копеек, убытки в виде неполученного дохода на 2016-2017 г.г. в размере 13529 рублей 97 копеек, в средства, направленные на формирование собственных средств АО «НПФ «Будущее», сформированные за счет дохода от инвестирования пенсионных накоплений Карачаровой М.С. за 2017 – 2018 г.г., взыскать расходы по уплате государственной пошлины.

В обоснование заявленных требований истец указала на то, что 27.11.2018 из выписки о состоянии пенсионного счета накопительных пенсий застрахованного лица истцу стало известно о том, что пенсионные накопления истца переданы в АО «НПФ «Будущее». При обращении с заявлением 11.12.2018 в УПРФ по Ленинскому району г. Екатеринбурга истцу стало известно о том, что 31.12.2016 между истцом и ответчиком был заключен договор об обязательном пенсионном страховании, согласно которому пенсионные накопления были переданы АО «НПФ «Будущее». Заявление о переводе пенсионных накоплений в АО «НПФ «Будущее» истец не подписывала и не подавала, договор с ответчиком не заключала, подпись в договоре и заявлении о переводе пенсионных накоплений ответчику истцу не принадлежит. Заверенная нотариусом г. Краснодара подпись в заявлении истцу не принадлежит.

В судебном заседании истец и ее представители по доверенности Скворцова Е.А. и Швецова И.В. исковые требования поддержали, просили их удовлетворить по изложенным в иске основаниям. Пояснили, что имеющаяся в договоре подпись истцу не принадлежит, что подтверждается заключением специалиста ООО «Марка», подпись в заявлении не принадлежит нотариусу ФИО1, реестровый номер, указанный в заявлении, нотариусом не использовался. Просили обязать ответчика прекратить незаконную обработку персональных данных истца, признать договор об обязательством пенсионном страховании, заключенный между истцом и ответчиком 31.12.2016, недействительным, передать в Пенсионный фонд Российской Федерации средства пенсионных накоплений, учтенные в специальной части индивидуального лицевого счета Карачаровой М.С., в размере 69384 рубля 53 копейки, утерянный при досрочном незаконном переводе пенсионных накоплений инвестиционный доход, неполученный в Пенсионный фонд Российской Федерации, в размере 17667 рублей 17 копеек, проценты за неправомерное пользование средствами пенсионных накоплений в сумме 15123 рубля 45 копеек, убытки в виде неполученного дохода на 2016-2018 г.г. в размере 17762 рубля 44 копейки, взыскать расходы по уплате государственной пошлины.

Представитель третьего лица ГУ – Управления пенсионного фонда России в Ленинском районе г. Екатеринбурга по доверенности Чешуина Т.А. требования поддержала.

Ответчик АО «НПФ «Будущее» явку своего представителя в судебное заседание не обеспечил, о времени и месте рассмотрения извещен своевременно и надлежащим образом, в ранее направленном в суд возражении указал на отсутствие оснований для удовлетворения исковых требований, ссылаясь на недоказанность указанных истцом обстоятельств.

С учетом мнения участвующих в деле лиц судом вынесено определение о рассмотрении дела при данной явке в отсутствие ответчика.

Заслушав участвующих в деле лиц, изучив материалы дела, оценив представленные в материалы дела доказательства в совокупности и взаимосвязи, суд приходит к следующему.

В силу положений ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, содержание которой следует рассматривать в контексте с ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации и ст.12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно ст.67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

В силу п. 2 ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

В соответствии с п. 1 ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Согласно ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге), возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В силу ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Согласно ст. 160 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

В соответствии с п. 2 ст. 434 Гражданского кодекса Российской Федерации договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами.

В силу статьи 3 Федерального закона от 07.05.1998 № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» договор негосударственного пенсионного обеспечения (далее - пенсионный договор) - соглашение между фондом и вкладчиком фонда (далее - вкладчик), в соответствии с которым вкладчик обязуется уплачивать пенсионные взносы в фонд, а фонд обязуется выплачивать участнику (участникам) фонда (далее - участник) негосударственную пенсию; договор об обязательном пенсионном страховании - соглашение между фондом и застрахованным лицом в пользу застрахованного лица или его правопреемников, в соответствии с которым фонд обязан при наступлении пенсионных оснований осуществлять назначение и выплату застрахованному лицу накопительной пенсии и (или) срочной пенсионной выплаты или единовременной выплаты либо осуществлять выплаты правопреемникам застрахованного лица.

В соответствии со статьей 36.11 указанного Федерального закона застрахованное лицо до обращения за установлением накопительной пенсии, срочной пенсионной выплаты, единовременной выплаты средств пенсионных накоплений может воспользоваться правом на переход из фонда в фонд не чаще одного раза в год путем заключения договора об обязательном пенсионном страховании с новым фондом и направления в Пенсионный фонд Российской Федерации заявления о переходе (заявления о досрочном переходе) из фонда в фонд.

В соответствии с пунктом 1 статьи 31 Федерального закона от дата N 111-ФЗ "Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации" при формировании накопительной пенсии застрахованные лица до обращения за установлением накопительной пенсии, срочной пенсионной выплаты, единовременной выплаты средств пенсионных накоплений имеют право: отказаться от формирования накопительной пенсии через Пенсионный фонд Российской Федерации и выбрать негосударственный пенсионный фонд в соответствии с законодательством Российской Федерации об обязательном пенсионном страховании.

В соответствии с п. 1 ст. 36.4 Федерального закона от дата N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах" договор об обязательном пенсионном страховании заключается между фондом и застрахованным лицом. Договор об обязательном пенсионном страховании должен быть заключен надлежащими сторонами и соответствовать законодательству Российской Федерации.

В соответствии с п. 3 ст. 36.4 Федерального закона от дата N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах" договор об обязательном пенсионном страховании вступает в силу со дня зачисления перечисленных предыдущим страховщиком средств пенсионных накоплений на счет нового страховщика.

Пунктом 6.1 ст. 36.4 названного Федерального закона предусмотрено, что в случае, если после внесения изменений в единый реестр застрахованных лиц договор об обязательном пенсионном страховании признан судом недействительным, такой договор подлежит прекращению в соответствии с абзацем седьмым пункта 2 статьи 36.5 настоящего Федерального закона.

В соответствии с п. п. 2, 4 ст. 36.5 Федерального закона от дата N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах" договор об обязательном пенсионном страховании прекращается в случае наступления одного из следующих событий в зависимости от того, какое из них наступило ранее: внесения в соответствии со статьей 36.4 настоящего Федерального закона Пенсионным фондом Российской Федерации изменений в единый реестр застрахованных лиц в связи с заключением застрахованным лицом нового договора об обязательном пенсионном страховании; внесения в соответствии со статьей 36.10 настоящего Федерального закона Пенсионным фондом Российской Федерации изменений в единый реестр застрахованных лиц в связи с удовлетворением заявления застрахованного лица о переходе в Пенсионный фонд Российской Федерации; со дня аннулирования лицензии на осуществление деятельности по пенсионному обеспечению и пенсионному страхованию у фонда; смерти застрахованного лица; признания судом договора об обязательном пенсионном страховании недействительным; принятия арбитражным судом решения о признании фонда банкротом и об открытии конкурсного производства; введения Банком России запрета на осуществление операций негосударственного пенсионного фонда по обязательному пенсионному страхованию в соответствии со статьями 21 и 22 Федерального закона от дата N 422-ФЗ "О гарантировании прав застрахованных лиц в системе обязательного пенсионного страхования Российской Федерации при формировании и инвестировании средств пенсионных накоплений, установлении и осуществлении выплат за счет средств пенсионных накоплений".

В случае прекращения договора об обязательном пенсионном страховании по основаниям, предусмотренным абзацами вторым - четвертым и седьмым пункта 2 настоящей статьи, для соответствующего фонда возникает обязанность по передаче средств пенсионных накоплений для финансирования накопительной пенсии в порядке, установленном статьей 36.6 настоящего Федерального закона. В случае прекращения договора об обязательном пенсионном страховании при принятии арбитражным судом решения о признании фонда банкротом и об открытии конкурсного производства передача средств пенсионных накоплений для финансирования накопительной пенсии осуществляется в порядке, установленном Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)".

В соответствии с п. 1, 3 ст. 36.6 Федерального закона от дата N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах" средства пенсионных накоплений для финансирования накопительной пенсии подлежат передаче из одного фонда в другой фонд или в Пенсионный фонд Российской Федерации по следующим основаниям в зависимости от того, какое из них наступит ранее: в случае прекращения договора об обязательном пенсионном страховании в соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 36.5 настоящего Федерального закона - в фонд, с которым застрахованным лицом заключен новый договор об обязательном пенсионном страховании.

В случае прекращения договора об обязательном пенсионном страховании в соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 36.5 настоящего Федерального закона фонд, с которым договор об обязательном пенсионном страховании прекращен, обязан перевести средства пенсионных накоплений в фонд, с которым заключен новый договор об обязательном пенсионном страховании, не позднее дата года, следующего за годом подачи застрахованным лицом заявления о переходе из фонда в фонд.

В этом случае основанием для передачи средств пенсионных накоплений является уведомление Пенсионного фонда Российской Федерации о внесении изменений в единый реестр застрахованных лиц, направленное в соответствии с абзацем седьмым пункта 5 статьи 36.4 настоящего Федерального закона.

Средства пенсионных накоплений, полученные фондом в соответствии с требованиями настоящего пункта, должны быть переданы фондом управляющим компаниям не позднее месяца, следующего за месяцем, в котором они были получены фондом.

Средства пенсионных накоплений, полученные фондом от управляющих компаний в соответствии с требованиями настоящего пункта, должны быть переданы фонду, с которым заключен новый договор об обязательном пенсионном страховании, не позднее последнего рабочего дня месяца, следующего за месяцем, в котором они были получены фондом от управляющих компаний.

Согласно абз. 7 п. 1 ст. 36.6 Федерального закона РФ от дата N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах" средства пенсионных накоплений для финансирования накопительной пенсии подлежат передаче из одного фонда в другой фонд или в Пенсионный фонд Российской Федерации в случае, в частности, прекращения договора об обязательном пенсионном страховании в соответствии с абзацем седьмым пункта 2 статьи 36.5 указанного Федерального закона - предыдущему страховщику.

В соответствии с п. 5.3 ст. 36.6 Федерального закона от дата N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах" при наступлении обстоятельства, указанного в абзаце седьмом пункта 1 настоящей статьи, фонд обязан передать предыдущему страховщику по обязательному пенсионному страхованию средства пенсионных накоплений, определенные в порядке, установленном пунктом 2 статьи 36.6.1 настоящего Федерального закона, а также проценты за неправомерное пользование средствами пенсионных накоплений, определяемые в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, и средства, направленные на формирование собственных средств фонда, сформированные за счет дохода от инвестирования средств пенсионных накоплений соответствующего застрахованного лица, в срок не позднее 30 дней со дня получения фондом соответствующего решения суда и в этот же срок известить об этом Пенсионный фонд Российской Федерации, который на основании указанного извещения фонда вносит соответствующие изменения в единый реестр застрахованных лиц и уведомляет об этом застрахованное лицо при личном обращении застрахованного лица в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации, а также путем направления застрахованному лицу уведомления в форме электронного документа с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, доступ к которым не ограничен определенным кругом лиц, включая единый портал государственных и муниципальных услуг.

При этом проценты за неправомерное пользование средствами пенсионных накоплений и средства, направленные на формирование собственных средств фонда, уплачиваются за счет собственных средств фонда, и направляются в резерв фонда по обязательному пенсионному страхованию предыдущего страховщика.

Порядок расчета средств, направленных на формирование собственных средств фонда, сформированных за счет дохода от инвестирования неправомерно полученных средств пенсионных накоплений соответствующего застрахованного лица и подлежащих передаче предыдущему страховщику в соответствии с абзацем первым настоящего пункта, устанавливается уполномоченным федеральным органом.

Согласно пунктам 1, 3 ст. 36.11 Федерального закона от дата N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах" застрахованное лицо до обращения за установлением накопительной пенсии, срочной пенсионной выплаты, единовременной выплаты средств пенсионных накоплений может воспользоваться правом на переход из фонда в фонд не чаще одного раза в год путем заключения договора об обязательном пенсионном страховании с новым фондом и направления в Пенсионный фонд Российской Федерации заявления о переходе (заявления о досрочном переходе) из фонда в фонд.

Заявление застрахованного лица о переходе (заявление застрахованного лица о досрочном переходе) из фонда в фонд направляется им в Пенсионный фонд Российской Федерации не позднее дата текущего года. Застрахованное лицо может подать указанное заявление в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации лично или направить иным способом (в том числе направить заявление в форме электронного документа, порядок оформления которого определяется Правительством Российской Федерации и который направляется с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, доступ к которым не ограничен определенным кругом лиц, либо направить заявление через многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг). В случае направления указанного уведомления иным способом установление личности и проверка подлинности подписи застрахованного лица осуществляются: нотариусом или в порядке, установленном пунктом 2 статьи 185.1 Гражданского кодекса Российской Федерации; должностными лицами консульских учреждений Российской Федерации в случае, если застрахованное лицо находится за пределами адрес; фондом, с которым застрахованным лицом заключен действующий договор об обязательном пенсионном страховании; в порядке, установленном Правительством Российской Федерации; многофункциональным центром предоставления государственных и муниципальных услуг.

Из материалов дела следует и установлено судом, что средства пенсионных накоплений Карачаровой М.С. переведены из Пенсионного фонда Российской Федерации (ПФР) в АО «Негосударственный пенсионный Фонд «Будущее».

В 2016 году в Пенсионный фонд Российской Федерации (ПФР) от имени Карачаровой М.С. поступили следующие документы: заявление о досрочном переходе из ПФР в АО «НПФ «Будущее» от 22.12.2016 и договор об обязательном пенсионном страховании от 31.12.2016 № 124-768-132 67, заключенный с АО «НПФ «Будущее». В судебном заседании истец пояснила, что не подписывала заявление о досрочном переходе в АО «НПФ «Будущее» и не заключала соответствующий договор.

Регионом обработки заявления о досрочном переходе из ПФР в АО «НПФ «Будущее» является город Москва.

Из представленного в материалы дела заявления от 22.12.2016 следует, что подпись застрахованного лица/представителя удостоверена нотариусом г. Краснодара ФИО1, регистрационный № (л.д. 14).

Согласно сообщению нотариуса ФИО1 от 17.09.20.19 № 608, направленного истцу, подлинность подписи Карачаровой М.С. нотариусом ФИО1 не удостоверялась, подпись в заявлении нотариусу не принадлежит, указанный реестровый номер не использовался, текст удостоверительной надписи на мастичном штампе не соответствует форме, утвержденной приказом Минюста России от 27.12.2016 № 313 (ред. 21.12.2017) «Об утверждении форм реестров регистрации нотариальных действий, нотариальных свидетельств, удостоверительных надписей на сделках и свидетельствуемых документах и порядка их оформления.

Таким образом, судом установлено, что истец не выражал своего намерения о переходе из ПФР в АО «НПФ «Будущее».

Из представленного ответчиком договора № 124-768-132 67 от 31.12.2016, подписанного со стороны АО «НПФ «Будущее» ФИО2 и истцом, следует, что по его условиям фонд обязался осуществлять деятельность страховщика по обязательному пенсионному страхованию, включающую аккумулирование и учет средств пенсионных накоплений, организацию их инвестирования, назначении е и выплату накопительной части трудовой пенсии, срочной пенсионной выплаты, единовременной выплаты, а также выплаты правопреемникам застрахованного лица.

Из представленного истцом заключения № 113/19 от 24.12.2019 специалиста ООО «Марка» ФИО видно, что на исследование специалисту предоставлено электронное изображение копии договора № 124-768-132 67 от 31.12.2016 об обязательном пенсионном страховании между АО «НПФ «Будущее» и застрахованным лицом Карачаровой М.С. на двух листах, а также свободные и условно-свободные образцы подписи Карачаровой М.С. Согласно заключению данного специалиста две подписи от имени Карачаровой М. С., изображения которых расположены в копии договора № 124-768-132 67 от 31.12.2016 об обязательном страховании между АО «НПФ «Будущее» и застрахованным лицом Карачаровой М. С. на последней странице в пункте «Х» в строке: «Карачарова М. С.» … (подпись) и в пункте «XI» в строке: «Карачарова М. С. … (подпись), выполнены не Карачаровой М. С., а другим лицом.

Оснований не доверять выводам указанного специалиста суд не находит, доказательств его заинтересованности в исходе дела в материалы дела не представлено, специалист имеет право проведения почерковедческих и технико-криминалистических экспертиз документов, стаж экспертной работы по профилю «Почерковедение» составляет 20 лет, по профилю «Технико-криминалистическая экспертиза документов» - 25 лет. Ходатайств о назначении по делу судебной почерковедческой экспертизы сторонами не заявлено, выводы специалиста ООО «Марка» ответчиком не оспорены, в опровержение представленного истцом доказательства стороной ответчиком доказательств в соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не представлено.

Подписание договора об обязательном пенсионном страховании между негосударственным пенсионным фондом и застрахованным лицом от 31.12.2016№, № неустановленным лицом, в отсутствие на то волеизъявления Карачаровой М.С. нарушает право истца на выбор страховщика, осуществляющего деятельность по обязательному пенсионному страхованию.

Поскольку заявление о переводе средств пенсионных накоплений истцом не подписывалось, подпись в заключенном от имени истца и ответчиком договоре истцу не принадлежит, суд полагает заявленные истцом требования о признании договора от 31.12.2016 № 124-768-132 67 недействительным обоснованными и подлежащими удовлетворению.

В соответствии со ст. 36.4, 36.6-1 Федерального закона от дата N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах" инвестиционный доход может быть утерян при досрочном переходе (чаще 1 раза в 5 лет) из одного пенсионного фонда в другой пенсионный фонд (перевода пенсионных накоплений граждан). Досрочно переведенные пенсионные накопления передаются новому пенсионному фонду без учета инвестиционного дохода заработанного предыдущим страховщиком.

В 2016 году при переводе средств пенсионных накоплений из ПФР в АО «НПФ «Будущее» истцом утрачен инвестиционный доход, полученный государственной управляющей компанией ВЭБ РФ в размере 17667 рублей 17 копеек.

Признание договора об обязательном пенсионном страховании между негосударственным пенсионным фондом и застрахованным лицом от 31.12.2016 № 124-768-132 67 недействительным, влечет наступление для АО «НПФ «Будущее» правовых последствий в виде возникновения обязанности в срок не позднее 30 дней со дня получения фондом соответствующего решения суда передать предыдущему страховщику по обязательному пенсионному страхования Пенсионному фонду Российской Федерации средства пенсионных накоплений истца, включая сумму 69384 рубля 53 копейки по состоянию на 31.12.2016, процентов за неправомерное пользование средствами ее пенсионных накоплений в соответствии со ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации в размере не менее 15123 рубля 45 копеек за период с 15.03.2017 по 26.12.2019.

Требования истца о возложении на ответчика обязанности передать в Пенсионный фонд Российской Федерации утерянный инвестиционный доход в размере 17667 рублей 17 копеек в заявленном виде удовлетворению не подлежат, поскольку инвестиционный доход в указанном размере ответчик АО «НПФ «Будущее» не получал, данными денежными средствами не владел и не распоряжался.

Согласно статей 36.4, 36.6-1 Федерального закона от 07.05.1998 № 75-ФЗ, инвестиционный доход может быть утерян при досрочном переходе (чаще 1 раза в 5 лет) из одного пенсионного фонда в другой пенсионный фонд (перевода пенсионных накоплений граждан). Досрочно переведенные пенсионные накопления передаются новому пенсионному фонду без учета инвестиционного дохода заработанного предыдущим страховщиком.

В соответствии с ч. 5 ст. 36.6.1 Федерального закона от дата N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах" средства инвестиционного дохода истца были переведены в резерв Пенсионного фонда РФ по обязательному страхованию и остались в распоряжении предыдущего страховщика истца, в связи с чем утраченный при переводе средств пенсионных накоплений из Пенсионного фонда Российской Федерации в АО «НПФ «Будущее» инвестиционный доход Карачаровой М.С. в размере 17667 рублей 17 копеек подлежит восстановлению в Пенсионном фонде Российской Федерации.

В соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Согласно сведениям официального сайта Пенсионного фонда Российской Федерации инвестиционная доходность пенсионных накоплений по расширенному портфелю ВЭБа составила за 2016 год – 10,7 %, за 2017 год – 8,8 %, за 2018 год – 6,1 %.

При признании договора об обязательном пенсионном страховании между негосударственным пенсионным фондом и застрахованным лицом от 31.12.2016 № 124-768-132 67 недействительным, сумма инвестиционного дохода за 2016 – 2018 год составила 17762 рубля 44 копейки согласно представленному истцом и не оспоренному ответчиком расчету, указанный утраченный при досрочном незаконном переводе пенсионных накоплений инвестиционный доход является убытками истца и подлежит передаче ответчиком Пенсионному фонду Российской Федерации наряду с процентами за неправомерное пользование средствами пенсионных накоплений истца.

Отношения, связанные с обработкой персональных данных, осуществляемой федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, иными государственными органами, органами местного самоуправления, иными муниципальными органами, юридическими лицами и физическими лицами с использованием средств автоматизации, в том числе в информационно-телекоммуникационных сетях, или без использования таких средств, если обработка персональных данных без использования таких средств соответствует характеру действий (операций), совершаемых с персональными данными с использованием средств автоматизации, то есть позволяет осуществлять в соответствии с заданным алгоритмом поиск персональных данных, зафиксированных на материальном носителе и содержащихся в картотеках или иных систематизированных собраниях персональных данных, и (или) доступ к таким персональным данным, регулируются Федеральным законом от 27.07.2006 №152-ФЗ «О персональных данных» (далее - Федеральный закон от 27.07.2006 №152-ФЗ).

В силу положений ст. 17 Федерального закона от 27.07.2006 №152-ФЗ если субъект персональных данных считает, что оператор осуществляет обработку его персональных данных с нарушением требований настоящего Федерального закона или иным образом нарушает его права и свободы, субъект персональных данных вправе обжаловать действия или бездействие оператора в уполномоченный орган по защите прав субъектов персональных данных или в судебном порядке.

Согласно ч.3 ст.18 Федерального закона от 27.07.2006 №152-ФЗ если персональные данные получены не от субъекта персональных данных, оператор, за исключением случаев, предусмотренных частью 4 настоящей статьи, до начала обработки таких персональных данных обязан предоставить субъекту персональных данных следующую информацию: наименование либо фамилия, имя, отчество и адрес оператора или его представителя; цель обработки персональных данных и ее правовое основание; предполагаемые пользователи персональных данных; установленные настоящим Федеральным законом права субъекта персональных данных; источник получения персональных данных.

Поскольку персональные данные истца в отсутствие разрешения и согласия истца использованы для неправомерного перевода пенсионных накоплений, требования истца о возложении на ответчика обязанности прекратить обработку персональных данных истца при осуществлении договора об обязательном пенсионном страховании между негосударственным пенсионным фондом и застрахованным лицом от 31.12.2016 № 124-768-132 67, который признан судом недействительным, подлежат удовлетворению.

В соответствии со ст. 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию уплаченная при подаче иска государственная пошлина в размере 450 рублей.

Руководствуясь ст.ст. 194-198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

исковые требования Карачаровой М. С. к акционерному обществу «НПФ «Будущее» о признании договора об обязательном пенсионном страховании недействительным, возложении обязанности удовлетворить.

Признать договор об обязательном пенсионном страховании между негосударственным пенсионным фондом (акционерным обществом «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее») и застрахованным лицом (Карачаровой М. С.) от 31.12.2016 № 124-768-132 67 недействительным.

Обязать АО «НПФ «Будущее» прекратить обработку персональных данных Карачаровой М. С. при осуществлении договора об обязательном пенсионном страховании между негосударственным пенсионным фондом и застрахованным лицом от 31.12.2016 № 124-768-132 67.

Возложить на акционерное общество «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» обязанность в срок не позднее 30 дней со дня получения фондом соответствующего решения суда передать предыдущему страховщику по обязательному пенсионному страхованию Пенсионный фонд Российской Федерации имеющиеся средства пенсионных накоплений Карачаровой М. С., включая сумму 69384 рубля 53 копейки, проценты за неправомерное пользование средствами ее пенсионных накоплений в размере не менее 15123 рубля 45 копеек, а также сумму утраченного при досрочном незаконном переводе пенсионных накоплений инвестиционного дохода за 2016 – 2018 г.г. в размере 17762 рубля 44 копейки.

Восстановить в Пенсионном фонде Российской Федерации инвестиционный доход Карачаровой М. С. в размере 17667 рублей 17 копеек, утраченный при переводе средств пенсионных накоплений из Пенсионного фонда Российской Федерации в АО «НПФ «Будущее».

Взыскать с акционерного общества «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» в пользу Карачаровой М. С. расходы по уплате государственной пошлины в размере 450 рублей.

Решение суда может быть обжаловано в судебную коллегию по гражданским делам Свердловского областного суда в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме, с подачей апелляционной жалобы через Ленинский районный суд г. Екатеринбурга.

Судья Тяжова Т.А.